Медвежьегорск — Кяппесельга — болота — Кондопога — Кивач — Марциальные Воды — Петрозаводск. День первый. Продолжение

Около 10 утра мы выехали с вокзала и перенеся груженые байки через пути «перенеся» это слабо сказано! Влад рванул сначало вдоль ж/д путей по жутко вымазанной мазутом тропинке, а потом смело повел недоумевающую группу через рельсы, колличество которых было неизвестно — много. Представляете: 50м переплетенья рельс в мазуте. Тащить через них гружоный стартовым рюкзаком байк — сплошное удовольствие… То и дело слышались удары звездочек недостаточно поднятых систем о железо рельс, ссадин и царапин от педалей на ногах прибавилось у всех. В конце перехода через рельсы нас ждал крутой подъем на песчаный бруствер, затаскивать гружоные байки куда пришлось вдвоем и даже втроем…На самом деле в таскании байка даже со стартовым рюкзаком особых проблем нет. Надо подтянуть раму к правому плечу и взвалить велик на спину так, чтобы рюкзак опирался на загривок. Тогда носить байк ничуть не сложнее чем, например, мешок картошки. :) Надо только следить, чтобы левый шатун был отведен назад. Так что мне даже было не совсем понятно, почему народ поперся дальше, туда, где рельсов было всего в два раза меньше. Еще более удивительным было обнаружить Дениса (а по-моему это Максимув был…) на выезде из города — он, оказывается, полез через пешеходный переход. А я так, например, думал, что он где-то сзади. покатили на юг от Медвежьегорска. На крутом подъемчике Сергей заметил, что у меня из рюкзака что-то полилось. Как выяснилось, у купленного только что кваса оказалась не герметичная крышка. Тут показала свое преимущество раздельная конструкция ПИКовского рюкзака — промокло только верхнее, почти герметичное (текло в основном через молнию) отделениие рюкзака, где и вещей-то почти не было.
На берегу Онеги решили сделать небольшой привальчик, где я выстирал пахнущий квасом «чемодан». Мы перекусили перед дорожкой, а Слава Ильиченко и Татьяна даже искупались.

Вскоре мы свернули с асфальтовой дороги идущей вдоль Онеги на грунтовку. Первая остановка — у фонтана, бьющего из скважины рядом с дорогой. Освежившись холодной водой и наполнив велобачки, покатили дальше. До станции Перегуда дорога хорошо накатана автомобилями (мне, глядя на карту, почему-то казалось, что это была Пергуба, сорри, конечно же Пергуба!), но после станции превращается в непроезжую для четырехколесных зверей тропинку. На байке же двигаться по такой тропинке — одно удовольствие. Там было все — и болотистые кусочки, и участки, где недавно лесоповалом занимались — ехать через такие завеленные стружкой, ветками и бревнами участки местами очень трудно, приходилось перетаскивать байк на руках, и поваленные телеграфные столбы под которыми приходилось пролезать (вся дорога шла вдоль бывшей телеграфной линии), и просто поваленные деревья поперек тропинки, наименее толстые из которых удавалось перескакивать с ходу. Особенно мне понравились относительно длинные спуски, на которых местами можно разгонятся до 35 км/ч или чуть выше — и это на груженом байке, на узкой тропинке, при видимости иногда не более 10 метров (а тормозной путь значи-и-ительно больше). Летишь на таком спуске под стук веток по очкам и шлему, и пытаешся разглядеть на появляющейся из-за зеленки тропинке возможные препятствия — камни, колдобины, поваленные деревья. Мелочь всякую обычно удавалось перепрыгивать, несмотря на груз, но один раз пришлось красиво полететь через руль — вылетаю я из-за очередного поворота, скорость не меньше 30 (на спидометр не глядел, не до этого было), и вижу — деревце лежит. Вроде не очень толстое, скорость почти не снижаю. Подъезжаю, и тут вижу, что поперк лежит еще одно, тоже не толстое, но оба мне их уже не перепрыгнуть. Тормозить уже негде, попытка перевалиться через них на такой скорсти не удается и я вылетаю из седла. В полете успеваю сообразисть, что встреча с груженым байком ничего хорошего не несет и при первом же касании земли группируюсь и стараюсь отлететь в сторону. Уже уходя с опасного направления, катясь по земле вижу над собой как-то странно вращающееся переднее колесо — байк в этот момент совершал пируэт, стоя на заднем колесе. <Максимув, как единственный свидетель: твои комментарии, пожалуйста>. Как это ни странно, ни я, ни байк не пострадали. Встал, немножко выправил руль и поехал дальше, как ни в чем не бывало.

Вскоре мы с Николаем (а мы сильно оторвались от основной группы) выехали к мосту через Уницу. Точнее к бывшему мосту, т.к. от него остались только береговые насыпи.

Уже собравшись было переходить Уницу вброд, чуть ниже по течению мы увидели железнодорожный мост.

Пока мы фотографировали речку, подъехала Таня и мы втроем, по тропинке идущей вдоль берега, поехали к мосту. Выбравшись на середину, мы стали поджидать, когда к разрушенному мосту подъедут остальные, чтобы Максимув их сфотографировал (у меня к этому моменту кончилась пленка). Таня и Николай поставили свои байки к перилам моста, я же со своим байком еще стоял на рельсах. Тут что-то заставляет меня посмотреть вправо, и я вижу как практически бесшумно (мы стоим на мосту, внизу вода шумит, кругом лес, поворот ж/д) из-за поворота на меня выезжает ТОВАРНЫЙ ПОЕЗД! Я немножко запаниковал, т.к. понятно, что большой состав на такой короткой дистанции остановится не может, а мне чтобы отбежать, надо протащить тяжеленный байк метра два. Просто кинутся к перилам возможности нет, т.к. там стоят Таня с Колей и их байки, а расстояние между рельсами и перилами очень узкое. Я, схватив байк в охапку, не глядя под ноги бегу к спасительным перилам, и уже в мемент постановки байка правая нога предательски проваливается между шпал (а мостик простенький, какие-то опоры, рельсы, шпалы, а под ними вода). Ощущения непередаваемые! Ногу я достаточно быстро вытащил и отскочил за свой байк — пропускаю поезд. На самом деле поезд оказался всего лишь парой локомотивов, да парой вагонов, но пока он из за леса поворачивал этого было не видно.

И тут происходит второй прикол — в момент прохождения паровоза по мосту от вибрации в сторону поезда падает не очень устойчиво стоявший танин байк. Я как в замедленной съемке вижу как он медленно отклоняется, приближаясь к поезду, а в это время к нему приближается торчащая подножка вагона-теплушки. В голове проносится мысль, что если поезд цапанет байк, то он полетит как раз в меня — я стоял дальше всех по ходу поезда, а Таня с Колей стояли с другой стороны от байков. К счастью, вагон разминулся с байком, и тот тихо лежал на шпалах пока не прошел поезд. Столько страхов по поводу моего упавшего байка, а я вообще этого падения не помню, хотя стояла рядом.

Через какое-то время после эпизода с поездом, стали подтягиватся остальные члены группы — пара человек выехала к разрушенному мосту, остальные во главе с Владом почему-то появились со стороны железки. Видно рыбакам стало обидно, что не удалось посмотреть, как вы будете мокнуть, и они отомстили остальным, указав окружную дорогу.К мосту выехали все, пара-тройка человек (один из них — я) вышли на мостик и сразу разглядели ж.д. мост, с которого Слава делал какие-то непонятные движения руками. Решив, что он предлагает переходить речку вброд, мысленно сказали «не дождетесь» и пошли искать тропку к железке. Потом оказалось, он хотел, чтобы мы все вышли на обрыв, чтобы нас сфотографировать. Я же, приехав в авангарде, уезжал последним. Когда закончились кусты и появилась возможность свернуть через лес, докричаться я смог лишь до Славы Ильченко. В результате к мосту выехали мы вдвоем, а группа «Сусаниных» где-то бродила минут 15. СлаваКБ, Таня и Коля опять зачем-то ломанулись вперед, я же в очередной раз уселся дожидаться отстающих. Мы с Таней и Колей решили подъехать к продолжению тропинки за разрушенным мостом и ждать остальных там. Но прождав их минут 15, решили, что те поехали вдоль железной дороги — на том участке между путей шла какая-то тропинка. Думая, что оказались далеко позади, мы бросились в погоню, но не по железке, а по продолжению тропки. Проехав живописное болотце мы вскоре выехали к переезду через ж/д. С тропинки идущей вдоль ж/д в нужном нам напрвлении сворачивали несколько велосипедных следов. Решив, что это ушедшая вперед группа, мы почесали вперед по тропе. Откуда ж нам было знать, что кроме нас в этом лесу могут водится еще какие-то сумашедшие велосипедисты! В результате, сильно опередив остальных мы неслись вперед, «в погоню» и вскоре выехали к большой водной преграде — заболоченный ручей (предположительно речушка Гарвия) разлился метров на сто. Я, в свою очередь, оторвался от Тани с Колей и в нерешительности остановился у уреза воды. Велосипедные следы уходили под воду — надо было ехать. Я решил, что дожидаться отставших не стоит — увидя меня на том берегу, они переправятся быстрее. Вначале я поехал по центру, справедливо полагая, что между колеями самое мелкое место, но когда втулки стали погружаться под воду, и стали намокать «штаны» я решил попробовать проехаться чуть правее правой колеи — по правой «обочине». Дно там уже было далеко не твердым, и в процессе поиска наилучшего пути я провалился задним колесом по втулку в болотный ил. Надо ли говорить о том, «штаны» были насковозь мокрыми! А ведь в самом низу лежал спальник…

Доехав до противоположного берега я кинул байк, достал фотоаппарат и стал ждать остальных.

После переправы решили сразу не гнать дальше, а передохнуть и перекусить и правильно сделали, потому что едва не пропустили самое интересное — на том берегу появилась остальная группа! Такие кадры пропускать было нельзя, и я глотнув кефира и дожевывая пряник, как был — с голыми руками и ногами полез на ближайший телеграфный столб.

Денис, единственный ехавший с заплечным рюкзаком, оказался единственным человеком с сухими вещами, и после тяжелого дня единственный спал в сухом спальнике. Не стал бы утверждать, что мои вещи промокли, не глядя на купание моего рюкзака, но если тебе так хочется считать… Да? мне почему-то показалось, что вымокли все…Спальник у меня тоже был сухой — вымокла палатка.

Километра через два после переправы мы доехали до Кяппесельги, где наконец-то дорвались до колодца — к этому моменту у всех уже кончилась вода.